rss button

ПРАВОСЛАВНАЯ
ЛУГАНЩИНА

orthodox lugansk jun 2017

УКАЗ

Клирик
Ровеньковской епархии

иерей Феодосий Сторожко
запрещен в священнослужении
в связи с уклонением в раскол

 
протоиерею Роману Омельченко
Ukaz 172
иерею Димитрию Иноземцеву

Inozemcev

иерею Игорю
Колмыкову

Kolmykov

Распоряжение №58

Высокопреосвященнейшего
Митрофана, архиепископа

Луганского и Алчевского
"ОБ  УСУГУБЛЕНИИ МОЛИТВЫ ЗА УКРАИНУ"

распоряжение

скачать чинопоследование молебна

Распоряжение №42

"О проведении обязательных
катехизаторских бесед перед
совершением Таинства Крещения"
order katehizis

o edinstve pravoslavia

vecheriaПредседатель Синодального Информационно-просветительского отдела УПЦ архиепископ Нежинский и Прилукский Климент прокомментировал для телеканала НТН решение Синода Константинопольской Патриархии от 11 октября 2018 года по украинскому вопросу.

— Собственно, то, что произошло вчера в Стамбуле, является беспрецедентным случаем нарушения территории одной канонической Церкви — другой. Есть канон и правила, которые определяют срок всех решенных споров относительно границ епархий, — не больше, чем 30 лет. Прошло со времени, которое вызвало оживленное обсуждение между Православными Церквями, уже почти 300 лет. И поэтому довольно странны претензии Константинопольской Патриархии относительно Киевской Митрополии, ведь территория Украинской Православной Церкви в современном ее виде абсолютно не тождественна территории Киевской Митрополии в 1686 году.

Более того, мы неоднократно наблюдали во все предыдущие годы, что Константинополь не сомневался в каноничности Киевских епископов и священников, в каноничности Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Мы всегда получали поздравления, различные заявления в адрес Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Константинопольская Патриархия приветствовала Блаженнейшего Митрополита Онуфрия с его избранием на Киевский престол.

Константинопольские представители и в частности, теперь уже хорошо известный, митрополит Галльский Эммануил участвовал в торжествах по случаю интронизации Митрополита Онуфрия. Теперь произошел (у представителей Константинопольского Патриархата – ред.) провал в памяти? Мы наблюдаем совсем другую позицию. Как объяснить противоположную ситуацию и совсем противоположное отношение к одному и тому же явлению? Это чрезвычайно сложно.

Кроме того, следует понимать, что такие заявления Константинопольской Патриархии — это ее личное мнение, и ее доводы, утверждения абсолютно не являются обоснованными и такими, которые были бы убедительными для всех других Поместных Церквей, а не только для Украинской Православной Церкви, для Московской Патриархии.

То, что сегодня единолично Константинополь желает решать территориальные споры и устанавливать пределы Православных Церквей, апеллируя к вещам, которые происходили 300 лет назад, является чрезвычайно опасным. По большому счету, Иерусалимская Церковь может отменить все эти документы, потому что она была первой Церковью, и мы оттуда получили благодать Святого Воскресения. Если сегодня именно таким образом решать все межцерковные вопросы, это чрезвычайно опасно для всего Православного мира.

Самое опасное, что содержится в решениях вчерашнего Синода Константинопольской Патриархии, это порождение еще одного церковного раскола.

Конечно, такое решение не объединит православных, не исцелит рану раскола, а создаст еще одну юрисдикцию на территории Украины, статус которой для Вселенского Православия будет чрезвычайно сомнительным. Вопрос заключается в том, что Константинопольский Патриархат сделал такой, я бы назвал, «фейковый» шаг, провозгласив снятие анафем с руководителей украинских раскольнических организаций, таких, как: «УПЦ КП» и «УАПЦ». Но, по факту, от провозглашения снятия анафемы к реализации этого процесса должно пройти еще много времени и выполнено очень много условий. В частности, этим решением Константинопольский Патриархат заявил, что не признает эти раскольнические организации как церковные структуры.

Происходит, так сказать, откат в историческом смысле к периоду, когда анафемы были наложены, и все рукоположения, все священнодействия, которые были совершены раскольниками, не являются действительными. То есть имеем одного Филарета, без епископов, без священников, имеем представителей УАПЦ, которые даже не были епископами в то время, когда на них были наложены анафемы, и всех остальных. Для того, чтобы они назывались Церковью, нужно, чтобы Патриарх Варфоломей, который, как я понимаю, претендует на такую миссию, заново высвятил людей в священном сане.

Эта идея не нова. Собственно, и 10 лет назад, когда Патриарх Варфоломей приезжал в Украину, именно такие условия выдвигались, они абсолютно не приемлемы для Филарета, он считает себя Патриархом. Вы слышали его недавние заявления, что он «Патріархом є і буде». Это совсем не вписывается в ту схему, которую вчера предложил Константинопольский Патриарх и Константинопольский Синод. Таким образом, были приняты решения, но они абсолютно не жизнеспособны и не могут быть имплементированы в тех исторически-церковных условиях, в которых мы сегодня существуем. Конечно, будет посеян раздор, каждый будет трактовать это решение так, как ему заблагорассудится. Нужно, чтобы было принято общецерковное решение о том, что Патриарх Варфоломей начал в Украине.

Непосредственно, Патриарх Московский и Сербский Патриарх, весь Синод Антиохийский и другие Поместные Церкви призывают Константинопольского Патриарха созвать общецерковное обсуждение этой проблемы для того, чтобы мы вышли из той довольно неконструктивной ситуации, когда слово Константинопольского Патриархата против слов других тех Церквей и религиозных организаций, которые вовлечены в этот процесс. Нужно общее церковное решение. К сожалению, Константинопольская Патриархия отвергает все предложения об общем церковном решении. Хотя, если они правы, чего прятаться? Надо тогда объявить всей Вселенской Православной Церкви, в чем их аргументы.

Следует понимать, что Константинопольская Патриархия сегодня находится в чрезвычайно затруднительном положении. Непосредственно в Турции она страдает от притеснений местных властей. В Европе эта Церковь, у которой там приходы, епархии из представителей диаспор, также находится не в лучшем положении, потому что натиск секулярной идеологии создает не лучшие условия для бытия Церкви. Американский континент, где широко представлен Константинопольский Патриархат, уже много лет заявляет о своем желании отделиться от Константинопольского Патриархата, потому что является самодостаточным в церковном понимании. Есть много других проблем. Поэтому Константинополь ищет новые территории, где бы он имел территорию для существования, а еще бы лучше, где можно было бы получить какую-то выгоду от этих новых территорий.

Итак, мы наблюдаем очень неоднозначную ситуацию. Хотя вчера и Президент Украины, и политики, и руководители украинского раскола хлопали в ладоши, что Константинополь принял такое решение, однако, по большому счету, это решение означает рейдерский захват всех церковных помещений, всего церковного имущества на территории Украинской Православной Церкви. Потому что, отменяя решение 1686 года давности, Константинополь претендует на то, что вся территория УПЦ является его канонической территорией. А значит все помещения, все монастыри, все храмы теперь не являются имуществом «УПЦ КП», не являются имуществом «УАПЦ»... И даже они претендуют на наше имущество. Теперь они все объявили своей собственностью. Это я бы назвал беспрецедентным мошенничеством, как оно выглядит со стороны для рядовых граждан.

Другая ситуация состоит в том, что Константинополь сказал о том, что предоставит автокефалию. Но когда ее предоставит, мы, опять же, не услышали. Томоса нет, автокефалии нет. Зато есть чрезвычайное количество требований и в частности относительно имплементации анафем, что является нежизнеспособным в тех условиях, в которых проходят церковные процессы в Украине.

Мне бы очень не хотелось, чтобы церковные сценарии, связанные с такими решениями, были реализованы. Ведь, если будет создана новая юрисдикция, а именно это мы наблюдаем сегодня, дело идет не к автокефалии, а к внедрению новых церковных структур Константинопольского Патриархата на территории нашей государства, тогда очень много регионов, в юрисдикции УПЦ, выскажут свое прямое несогласие с этими решениями. Константинополь регламентирует свою агрессивную политику в отношении Украины с тем, что он является, так сказать, Матерью-Церковью для наших православных.

В то же время я бы отметил, что карта Киевской Митрополии XVII в. и карта УПЦ, которую мы имеем сегодня, включая даже оккупированные территории и Донбасса, и Крыма, абсолютно не тождественны. Поэтому этот вопрос таит в себе чрезвычайную опасность и порождение очагов церковного противостояния не столько даже на Востоке, сколько на Западе Украины.

Потому что рядом с нами Румынский Патриархат, который достаточно активно выражает то, что территория Буковины, Бессарабии, а это Черновицкая, часть Одесской, Закарпатской областей, входит в состав УПЦ. Более того, уже рукоположены два епископа, которые должны заниматься нашими каноническими территориями. То, что они сюда не приехали, это не потому, что были какие-то преграды, а потому, что Румынская Патриархия просто выжидает время для таких агрессивных действий. И мы видим, что таких условий все больше и больше.

Кроме того, территория Закарпатья совсем не из Константинопольской Патриархии была присоединена к нам, а это была территория Сербской Православной Церкви. Украина граничит с такими странами, как Венгрия, а Венгрия является территорией Сербской Православной Церкви. Мы прекрасно видим, какие сегодня политические отношения между Украиной и Венгрией. Если на это наложить еще и церковный вопрос, то кто тогда просчитал? Кто скажет из политиков, аналитиков, какие могут быть последствия за такие нелепые решения относительно проталкивания всеми возможными и невозможными способами этого изменения относительно церковной ситуации в Украине?..

Такая же ситуация с другими регионами. Мы граничим с Польшей. Польская Православная Церковь может заявить, что именно от нее, после передела стран Европы, были присоединены какие-то территории, которые сегодня являются значительной частью Западной Украины.

Поэтому, не смотря на ряд проблем, которые могут возникнуть на Востоке и Юге, а мы можем сказать, что ни Донбасс, ни Крым не воспримут идею изменения канонического имплементирования, и мы просто навсегда поставим крест в церковном понимании на этих территориях. Очень велика опасность обострения проблем на Западе нашего государства.

Что касается отзыва письма 1686 года о передаче Киевской Митрополии — это весьма одиозное решение, которое может вызвать, по меньшей мере, недоумение. Но если мы именно такие методы будем использовать в церковной жизни, принимать какие-то решения, а потом через 300 лет их отменять, после того, как церковная жизнь протекала в своем направлении и развивалась так, как это было возможно в соответствии с определенной исторической ситуацией, то мы будем свидетелями очень опасного прецедента. Ведь в каждой Поместной Православной Церкви границы определялись многими процессами, которые были далеко не церковными. Если сегодня делать такую ревизию и подвергать сомнению то, что было 100 лет, 300 лет назад, то мы тогда окажемся перед угрозой вселенского хаоса и угрозой того, что у каждой Поместной Православной Церкви возникнут конфликты, и это, конечно, не будет способствовать миссии Православной Церкви в современном обществе. Потому что, пока мы будем делить границы, общество будет искать ответы на те острые проблемы, которые его беспокоят, вместо того, чтобы обращаться к Церкви и всему тому, что Церковь проповедует и несет в этот мир.

Прежде всего, хочу призвать всех наших верующих не впадать в панику. Сегодня очень много людей приходят и со слезами на глазах спрашивают, что будет дальше. Те решения, которые уже были озвучены, не имеют никакой канонической силы для УПЦ. Поэтому мы, как жили в благодатной Православной Церкви, так и продолжаем проводить нашу жизнь. То, что наша Церковь благодатная, то, что в нашей Церкви действует Святой Дух, засвидетельствовано в течение многих лет, даже за последние 26 лет бытия УПЦ уже в новых исторических условиях, когда десятки чудотворных икон были явлены в наших храмах и монастырях. Это свидетельствует о том, что Дух Святой действует в нашей Церкви так же сейчас, как и было в древности, когда являлись Почаевская икона, Святогорская икона и много других святынь. Очень много святых было прославлено, явлено именно в этот новейший период, который сегодня другой Поместной Церковью, в частности Константинопольской Церковью, почему-то определяется как таковой, не является, с ее точки зрения, легитимным. Но Дух Святой показывает на то, что наша Церковь обладает всей полнотой благодати.

Мы должны обращать внимание не на Томос, не на эти бесконечные споры: кто первый, кто последний, кто имеет право, кто не имеет право. Потому что Господь в Евангелие сказал очень четко, кто являются первыми, и кто являются последними (Мф. 19: 30). Прежде всего, Церкви и руководители Церквей, иерархи, священники должны являть собой пример смирения. И первенство заключается в том, что первый должен служить и помогать тем, кто уже после него.

Нам нужно заботиться о нашем спасении. Задача Церкви — это не получение автокефалии, автокефалия — это один из возможных путей достижения главной задачи Церкви. Но призвание Церкви — это приведение людей ко спасению, призвание Церкви — это борьба с грехом, призвание Церкви — это научение людей жить по евангельским заповедям, по тем наставлениям, которые дал нам Господь Иисус Христос. Вот это наше главное призвание.

Мне сегодня очень грустно наблюдать, что вся миссия Церкви, в публичном пространстве, в дискуссиях, которые мы наблюдаем в средствах массовой информации, свелась к банальному противостоянию: кто — за Томос, кто — против Томоса. Но призвание Церкви, церковнослужителей и мирян совсем в другом. Нам нужно не дать возможности обмануть себя в духовном плане и не свернуть с прямой дороги, которая ведет ко Христу, на обочину, которая абсолютно сомнительна в вопросе, для чего мы существуем на этой земле.

 

Информационно-просветительский отдел УПЦ

Церковный календарь


Trust line

ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ
ЛУГАНСКОЙ ЕПАРХИИ

общие вопросы (095) 408 40 76
личные вопросы (099) 164 45 30

Координационный центр
по противодействию
наркомании и алкоголизму

narkomany

Архив новостей